Спасибо брат! 
Воскресенье, 09.05.2021, 22:35

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
Меню сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 116

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2010 » Февраль » 10 » Белые Журавли - 6
Белые Журавли - 6
21:10


Все фото, материалы на сайте размещены
с разрешения сотрудников музея
памяти воинов - интернационалистов "Шурави"
и лично директора музея, Салмина Николая Анатольевича.

                         РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ     СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

 

                                  КНИГА ПАМЯТИ

                                  АФГАНИСТАН     1979 – 1989

 

                                                       Мне кажется, порою, что солдаты,
                                                       с кровавых, не пришедшие, полей,
                                                         не в землю нашу полегли когда-то,
                                                     а превратились в белых журавлей.

 

 
               РОЖНОВ Евгений Ростиславович (22.01.1964 - 15.02.1985) Евгений Рожнов родился 22 января 1964 года в городе Первоуральске Свердловской области. Окончил восемь классов в школе № 10. После школы поступил в Свердловский машиностроительный техникум, который окончил в 1983 году. Работал в Свердловском научно-исследовательском институте химического машиностроения. Из воспоминаний мамы:
"...Работа в этом институте давала возможность отсрочки от армии, но он не воспользовался этим правом..."
В мае 1983 года Евгения призвали в пограничные войска. После учебного подразделения служил в 48-м Пянджском пограничном отряде (в/ч 2066). Неоднократно участвовал в боевых операциях на территории Афганистана. 9 февраля 1985 года во время выполнения боевого задания бронетранспортер, в котором находился старший сержант Рожнов, подорвался на мине. Евгений получил тяжелое ранение. 15 февраля он скончался в госпитале. Посмертно Евгений Рожнов награжден орденом Красной Звезды. Похоронен в родном городе. Родители Евгения, Галина Алексеевна и Ростислав Владимирович, живут в Первоуральске.

* * *

Ты попой, соловушка, на дорожку дальнюю,
                         трелью душеньку услади.
Не казнись, головушка, думою печальною –
                         вся, поди, беда впереди…
Нам рубахи драные на кольчуги бранные
                         разменять всегда по чести!
Али мы не молоды, чтобы буйны головы
                         на чужие сабли снести!..
Никому изведывать не давай ты, Боже мой! –
                         то, что довелось нам пройти.
Зарекла от беды мать, да шнурочек кожаный
                         перетерся, знать, по пути…
                                                                                                                  С.БОХАНЦЕВ


                                         ВЕСНА - СИРОТА
       Все двадцать лет после гибели Жени Рожнова его отец Ростислав Владимирович устанавливал на могилу сына новогоднюю елочку. Непроходящая сердечная печаль словно изливалась в этом акте отцовской нежности. Но потом не выдержало и само отцовское сердце… Для большой семьи Рожновых 15 февраля – не только дата вывода советских войск из Афганистана. В этот день, в 1985 году, скончался от ран их Женя, Женечка.

Афганский "Таджикистан"
       Проклятая итальянская мина! Она сработала под восемнадцатой, предпоследней, БМП под номером 806, шедшей в колонне 3-й мотоманевренной группы Пянджского погранотряда. Отсчитала положенные нажимы гусеничной и колесной техники и взорвалась…  За несколько мгновений до взрыва старший сержант Евгений Рожнов удобнее устроился на «броне» обреченной боевой машины пехоты. Пограничники возвращались на базу, в Артхаджу. Только две недели назад Женя с друзьями скромно отметил свой 21 год рождения. Он внимательно всматривался в «зеленку» и думал о доме. До увольнения в запас оставались какие-то месяцы. А до смерти – всего 6 дней. Потеряв много крови после подрыва, он так и не придет в сознание, скончается в военном госпитале 15 февраля 1985 года. Только после известия о гибели сына и брата родные Жени узнают, что он воевал в Афганистане.

Тройня в семье инженера Рожнова
       В далеком 1964 году эта весть облетела весь Первоуральск. В семье инженера новотрубного завода Ростислава Рожнова родилась тройня – два мальчика и девочка. Счастья не бывает много или мало – это просто счастье! Хотели родить старшей дочери Инне братика, но план перевыполнили вдвое – стало у Рожновых два сына и две дочери. Дни потекли словно на конвейере: кормление детей, стирка пеленок, хождение на молочную кухню. Жизнь в ту пору складывалась трудно, но не было страха перед жизнью. Рядом с Галиной был верный и надежный друг, ее муж Ростислав. «Он специально приехал из Ленинграда познакомиться со мной», - с мягкой улыбкой вспоминает Галина Алексеевна. В 1957 году на известный в СССР Первоуральский новотрубный завод прибыл по распределению из Ленинградского политехнического института Ростислав Рожнов. Юная учительница русского языка и литературы влюбилась в молодого инженера, почувствовав в нем опору и человеческую надежность. Говорят, что браки заключаются на небесах. Все доброе и светлое в своей жизни Галина Алексеевна связывает с мужем. Он и пеленки стирал, и детские курточки сам шил, и делал необычные фотографии Жени, Володи и Аллы. С большим семейством нести учительскую нагрузку Галине было не по силам. Ее с трудом отпустили из школы, в которой отработала девять лет. Имея высшее педагогическое образование, она с отличием окончила металлургический техникум, трудилась в центральной заводской лаборатории, а впоследствии – в производственном отделе. Тройня росла, являя уже три индивидуальности, три характера, Женя был самым самостоятельным и активным. Годы спустя классный руководитель группы в Свердловском машиностроительном техникуме Вербицкая Наталья Николаевна отметит в своем педагогическом дневнике главную черту его характера – серьезность. Нет, Женя не был чопорным юношей, замкнутым от сверстников. Нормальный жизнерадостный паренек, увлекавшийся спортом и музыкой, рано улетевший из родительского гнезда. Но его вдумчивые, выразительные, с доброй иронией глаза не смотрели, а всматривались в жизнь, словно постигая в ней что-то главное, существенное. Красивый юноша, он был лишен высокомерия. Его острый ум впитывал не цинизм, а жизнеутверждающее начало. Вот только пожить Евгению удалось немного. «Я даже не могу представить Женю взрослым. Он для меня так и остался юным, - с грустью признается Галина Алексеевна. – Хотя его старшая сестра Инна уже бабушка, у Аллы и Володи давно свои семьи, дети. Но о Жене, Женечке в нашей большой семье знают все. Чистый был мальчик, неиспорченный. В армию он уходил радостным и счастливым. Мы даже не представляли, что Женя в Афганистане. Обратным адресом на конверте значился советский город Пяндж, сын служил на границе. Откуда нам было знать, что пограничники участвовали в боевых действиях против моджахедов. Муж, возможно, и догадывался, но меня своими предположениями не тревожил». Многого не знала Галина Алексеевна. Не ведала, например, о том, что в годы учебы в Свердловском машиностроительном техникуме Жене приходилось разгружать вагоны. Сидеть на шее у родителей Евгений не хотел. Мама давала деньги сыну-студенту, а он говорил: «Мне хватит». О неприятностях не рассказывал, хотя у старосты группы Евгения Рожнова они, естественно, случались, ведь приходилось отвечать не только за себя. Но Галина Алексеевна твердо знала одно: Женя обладает сильным, целеустремленным характером, а, значит, беспокоиться о сыне не стоит – по плохой дороге он не пойдет. Семейный альбом, посвященный сыну, словно кадры кинохроники его короткой, но светлой жизни. Вот он в шортиках и кепочке вместе с братом и сестрой ест мороженое, а вот на трехколесном велосипеде. На другом снимке уже юноша Женя мчит на ледовой дорожке рядом с Игорем Малковым, будущим олимпийским чемпионом, прославившим спортивный Первоуральск. Еще фотография, где он на старте - среди велосипедистов. Пришла юношеская пора и стал дружить с девчонками, которые тянулись к красивому и доброму пареньку. А вот уже не юноша-студент, а старший сержант Евгений Рожнов на боевой технике в мотоманевренной группе в Афганистане среди сослуживцев-пограничников. Обычные любительские фотографии советского времени – черно-белые, не всегда с четким изображением, но с удивительно теплой аурой того времени. И только одно поражает на них – глаза Евгения, всегда серьезные и почему-то немного грустные. О чем ты печалился, Женя? Неужели предчувствовал свою короткую дорогу? Наверное, эту грусть увидел, почувствовал и его отец Ростислав Владимирович, который в конце альбома вновь поместил детские фотографии очаровательной тройни. Малышки, сидящие на саночках, мокрые от снега и возбужденные катанием. Скоро они с веселым шумом пойдут домой, где их ждет новогодняя елочка. Почему не возвратно время?

По ту сторону Пянджа
       Военная судьба Евгения Рожнова очерчена двумя, редко противоположными, векторами: сначала – Дальний Восток, потом – таджикский город Пяндж и Афганистан. В течение полугода Женя оказался в разных концах необъятной страны – на востоке и юге. Для пограничника – это не редкость. Таков солдатский долг и суровая необходимость пограничной службы. А еще – юношеская романтика, которой жили ребята в те далекие 80-е годы. У родителей не возникло плохого предчувствия, когда внезапный звонок сына из Свердловска, работавшего после техникума в НИИ химического машиностроения, позвал в областной центр: Женю призывали на военную службу. Был месяц май 1983 года. « Вчера ездили стрелять из БМП ночью трассирующими пулями, классно они летят, - писал сын из «учебки» Райчихинского погранотряда. – Отстрелялся на отлично. Поразил все три цели – танк, БМП и гранатомет. По гранатомету, правда, попал только последней очередью. Когда поспеют ягоды, то будем их собирать на тактической подготовке. А сейчас на тактике помереть можно: бегаешь в противогазе, окапываешься, ползаешь. Приходишь весь мокрый. Охота мороженного поесть, а нету. Мама, ты писала про Райчихинскую ГРЭС, куда идут трубы нашего завода. Эта электростанция расположена около нашей части». В декабре 1983 года родителям в Первоуральск пришло письмо с новым адресом: Таджикская ССР, Курган-Тюбинская область, город Пяндж. Жизнь Евгения начинала новый отчет – афганский. Служба Евгения Рожнова в 48-м Пянджском погранотряде пришлось на второй, основной период действий спецподразделений пограничных войск в Афганистане, который начался в январе 1982 года и характеризовался совершенствованием их организационной структуры, проведением крупномасштабных операций в связи с расширением зоны ответственности погранвойск до 100 км вглубь Афганистана. Только в 1984 году войска Среднеазиатского и Восточных пограничных округов провели более 200 операций, в ходе которых были ликвидированы крупные базы душманов на севере провинции Тахор, в районе Мармоль (провинция Балх), Чахартут (провинция Фарьяб) и Шар-Шари (провинция Герат), являвшимися основными опорными пунктами и источниками снабжения вооруженных формирований оппозиции на территории северного Афганистана. В целом же в 1982-1986 годах спецподразделения пограничных войск провели более 800 операций как самостоятельных, так и совместно с частями 40-й армии и афганских вооруженных сил. Особенно интенсивными они были в горных районах, в том числе в зоне ответственности Пянджского погранотряда, где базировались или укрывались мятежники. Здесь боевые действия, по существу, велись постоянно. Пограничники прикрывали и сопровождали транспортные колонны, обеспечивали ввод (вывод) войсковых подразделений, участвовали в ликвидации караванов с оружием и боеприпасами, осуществляли последовательное или одновременное блокирование и чистку обширных районов расположения вооруженных формирований оппозиции и их горных баз. При этом пограничники стреляли только в ответ на выстрелы. Населению же Афганистана, точнее – его приграничным районам, воины в зеленых фуражках доставляли гуманитарную помощь: продукты питания, одежду и обувь, предметы домашнего обихода. Благодаря заботе пограничников во многих кишлаках были открыты школы, завезена мебель, присланы из Советского Союза школьные принадлежности. Дети этих кишлаков были одеты, обуты и накормлены. Кроме того, в районах дислокации пограничных гарнизонов была налажена постоянная медицинская помощь населению. Принятые меры свели к минимуму враждебные акции на границе, обеспечили сохранение контроля правительственных сил над жизненно важными приграничными районами.
Советско-афганская граница - это целый мир, особый и закрытый для советских людей, не знавших о том, что первый рубеж ее охраны и обороны был, по сути, передвинут вглубь Афганистана на 100 километров. И в этом мире жил и воевал Евгений Рожнов. «Какие же мы были наивные в то время!- говорит Галина Алексеевна.- Помню, я даже вступила в спор с инженером нашего завода, который высказывался против пребывания советских войск в Афганистане. Говорила, доказывала ему: если государство послало туда войска, значит, это оправданно и необходимо. Потом, потеряв сына, не раз с горечью вспоминала о том разговоре».
«Наконец-то, я добрался до постоянного места службы, - написал Евгений родителям из Пянджа в декабре 1983 года. - Из «учебки» нас трое. Каждому дали по отделению. Будем служить по специальности, которой учились, - командиры БМП. Выдали новые сапоги - ходим, скрипим по части». Маму и отца не насторожило, что в Пяндже почему-то «нет магазинов, где можно было бы купить лезвие, конверты, открытки и деньги здесь ни к чему». Только впоследствии станет ясен смысл письма сына от 9 мая 1984 года: «Сегодня праздник. Целый день отдыхали. Было первенство по волейболу. Тут вот афганские советники были на заставе, принесли классный магнитофон – мы музыку хорошую послушали». Для родителей это были просто письма с границы. Слово «командировка» Галина Алексеевна даже в мыслях не связывала с войной, боевыми действиями. Если бы она знала… «Моя БМП – какая-то несчастливая» О службе Евгения Рожнова в Афганистане знала его классный руководитель в машиностроительном техникуме Наталья Николаевна Вербицкая. После похорон Жени она привезет почитать его письма родителям. Галине Алексеевне и Ростиславу Владимировичу откроется истинная картина того, что довелось испытать в Афгане их двадцатилетнему сыну. В этих письмах перед ними предстанет уже не юноша, но воин, мужчина. В декабре 1984 года, за два месяца до своей гибели, Женя написал: «До возвращения домой осталось дождаться только весны. В октябре-ноябре было 10 операций. Но сейчас приходится намного опаснее. А у меня механик-водитель не из лучших. Как у нас на заставе смеются, 806-я БМП занимается поиском мин. То есть механик едет не точно по колее, где проехали другие БМП, а виляет. Зато моя машина считается самой боевой. Где ни встанем, все время возле моей БМП больше басмачей. И нам всех больше достается. В общем, моя БМП – какая-то несчастливая. Завтра опять на операцию. На соседней точке ребята ночи в окопах проводят – басмачи их обстреливают из всех видов оружия, подбили два наших вертолета». Басмачами Женя называл душманов. Воспитанный на патриотических советских фильмах и книгах, он был истинным сыном своей страны и своего времени. Патриотизм – духовная основа нации. Утрачивая его, народ превращается просто в массу людей, живущих на одной территории. Участь такого народа печальна. Поколение Евгения Рожнова еще не затронула язва нигилизма, рождающая душевную пустоту. Не дрогнув, мальчишки уходили в огонь афганской войны. «На одной операции находились недалеко от советской границы, в бинокль был виден наш пограничный наряд, - писал Женя. – Когда смотрел на пограничников, внутри все бурлило. В этот день, правда, басмачи дали нам прикурить. Вывели из строя мою машину, пришлось ее срочно вывозить с поля боя на буксире, но никто не пострадал. До чего охота прогуляться по Свердловску, посмотреть на гражданскую жизнь. Хоть и тянет всю службу домой, но все больше убеждаешься, что армия для парня – хорошая школа, и каждый должен ее пройти. Здесь много чего нового для себя открыл, узнал. По-моему, только в армии можно осмыслить и понять свою любовь к Родине, дому. Армия нас воспитывает. Точно скажу: погранвойска – суровая служба».

"Летучий голландец" в Артхадже
       Если бы Галина Алексеевна и Ростислав Владимирович могли знать и ведать, что родную для Жени третью мотоманевренную группу, дислоцирующуюся в Артхадже, называли в Афгане не иначе, как «Летучий голландец». Что ее бойцы принимали участие в десятках крупных операциях, проводившихся от Куфабского ущелья до Мармоля. У матерого полевого командира Забибуллы, засевшего в Куфабском ущелье, одно упоминание о «голландцах» вызывало нервную дрожь и волноваться ему было отчего. После зачистки одного из кишлаков «духи» лишились, как им казалось, сверхнадежной базы. Не мог Забибулла разгромить и колонны, сопровождаемые пограничниками. Моджахедам наши солдаты и офицеры противопоставили доскональное знание местности, тактики и хитростей врага. «Вы можете гордиться своим сыном, он достойный защитник Родины, ее священных границ», - это благодарственное письмо пришло родителям от начальника погранотряда В. К. Андреева за несколько месяцев до гибели Жени. И вновь - ни слова об Афгане. А сын, боевой сержант и командир отделения, не раз смотревший смерти в глаза, продолжал слать мальчишеские письма: «Недавно к нам новый врач приехал. Умеет гипнотизировать людей. По вечерам устраивает нам представления. Сегодня внушил двум, что они – Баба-Яга и Кощей Бессмертный. Так они полчаса летали на метле. В ноябре две недели был в отряде. Ездили на комсомольскую конференцию. Ходили несколько раз в город Пяндж. Если сравнивать с Уралом, то здесь в магазинах всего раз в десять больше. Сегодня первый день зимы. Сейчас осталось дождаться весны…» Свою двадцать вторую весну Женя уже не встретит. В семейном альбоме, посвященном памяти Жени, есть два снимка, на которых вместе с пограничниками начальник мотоманевренной группы майор Виктор Суворин, родившийся в Первоуральске. Именно ему довелось организовать эвакуацию Евгения в военный госпиталь после подрыва БМП на мине. Дважды тяжело раненный и контуженный в Афгане, майор Виктор Суворин через несколько месяцев будет переведен на Дальний Восток. Офицер приедет на свою малую родину, поведает родным Жени о его последнем рейде и подрыве БМП, восемнадцатой в колонне. Кавалер ордена Красной Звезды, медалей «За боевые заслуги» и «За отличие в охране государственной границе СССР» полковник Виктор Петрович Суворин вспоминает сегодня: «После трагедии, случившейся со старшим сержантом Евгением Рожновым, мы уже не брали в рейды солдат и сержантов его призыва. У нас, командиров, болела голова от одной мысли, как всех сберечь. Из своего опыта подтверждаю: самым большим наказанием для ребят была отправка в Союз. На боевую операцию порой просились со слезами на глазах. Люди в Афгане становились другими. Исчезала расхлябанность, недисциплинированность. Но именно в Афганистане я по-настоящему осознал всю ценность человеческой жизни, ее хрупкость. Гибель Жени меня особенно потрясла. Замечательный парнишка, настоящий командир и воин, да к тому же мой земляк». 9 февраля 1985 года, когда БМП старшего сержанта Евгения Рожнова подорвалась на мине, Галина Алексеевна внезапно заболела, у нее стала раскалываться голова. Еще никогда ее внутреннее состояние не было таким тяжелым. Она не могла найти причины этому. Готовилась встретить дочерей Инну и Аллу из Ленинграда, но все валилось из рук. В это время за тысячи километров от Урала умирал ее сын. Крепкий организм молодого парня сопротивлялся, отторгал смерть, такую внезапную и несправедливую. Его боевые друзья-пограничники молили Бога, чтобы сохранил жизнь Женьке – их другу, командиру и просто замечательному парню. Военные врачи пытались делать все возможное, но невозможное сделать не могли. 15 февраля 1985 года он угас. Страшная весть обрушилась на семью Рожновых февральским утром. Еще никто не ушел на работу. В дверь позвонили и вошли военные. Старшая дочь Инна только и сказала: «Наверное, что-то с Женечкой…».

Жизнь без солнышка
       Сколько раз потом Галина Алексеевна будет задаваться мучительным и неразрешимым материнским вопросом: почему это случилось именно с ее сыном? В июне 1941 года маленькая Галя выжила под массированной бомбежкой немецких самолетов. В страшной войне судьба сохранила ее, маму и отца, кадрового офицера, вновь соединив после Победы. Это было редкое счастье для того сурового и безжалостного времени. Счастливым, необыкновенно счастливым был ее брак с Ростиславом, с которым прожила 47 лет и воспитала достойных детей. А потом наступило февральское утро 1985 года. Отцовское сердце не выдержало горя, сорвалось. За первым инфарктом последовал второй. Настоящий мужчина, Ростислав Владимирович боль хранил в себе, но не замкнулся, не ожесточился душой, оставался для жены, детей и внуков любящим и нежным мужем, отцом и дедом, был стержнем и опорой большой семье. Но ломаются и стальные стержни. В сентябре 2005 года Ростислава Владимировича не стало. Он упокоился рядом с сыном. Наталья Николаевна Вербицкая по-прежнему работает в машиностроительном техникуме, преобразованном сегодня в колледж. Тысячи юношей и девушек прошли перед ней, но память о Жене, его выразительных глазах и доброй улыбке не отпускает сердце женщины-педагога. Она с грустью признается: «Женю я любила материнской любовью, не скрою, даже мечтала о его браке с моей дочерью, говорила ему, чтоб не спешил жениться на другой. После его гибели перестала встречаться с представителями военкоматов, изучавших студентов для службы в различных родах войск. Стала бояться безжалостного Афганистана, куда уходили наши мальчишки». Много лет однокурсники Жени с Натальей Николаевной Вербицкой будут приезжать к нему на могилу 15 февраля. В родной школе № 10 Евгению Рожнову установят мемориальную доску. Сегодня у Галины Алексеевны четверо внуков и одна правнучка. В дни, когда собирается вся большая семья, в квартире нет свободного места. Но когда уходят дети и внуки, она остается наедине с памятью о сыне и муже. Незадолго до гибели Женя написал: «Скоро весна!» Сколько же молодых судеб и юных надежд сломала афганская война. Та весна в России была сиротою. Таяли снега, обнажая пустоту земли, светило, но не грело солнце. Текли ручьи, словно материнские слезы. Не было жизни во всем этом большом мире. Дитя для мамы – солнышко ее жизни. А разве можно жить без солнышка?
Ирина МАЙОРОВА
                               
                                                                   
                    САМОРОДОВ Алексей Анатольевич (04.12.1964 - 16.10.1984) Алексей Самородов родился 4 декабря 1964 года в городе Свердловске.  После окончания восьми классов школы № 146 учился в ПТУ-61 по специальности "помощник машиниста электровоза". В феврале 1984 года окончил автошколу ДОСААФ. Работал в локомотивном депо станции Свердловск-Сортировочный. В армию призван в апреле 1984 года. Учебное подразделение прошел в городе Грозном. В Афганистане рядовой Самородов служит с августа 1984 года в 1003-м отдельном батальоне материального обеспечения 108-й мотострелковой дивизии (в/ч п/п 93978, Баграм). 16 октября 1984 года в ходе совершения марша машина, которую вел рядовой Самородов, подорвалась на фугасе. Алексей погиб. Родители получили цинковый гроб, который захоронили на Западном кладбище Свердловска. 5 ноября 1984 года прибыл еще один гроб с сопроводительным письмом командира части: "... Алексей Самородов совершал марш в составе колонны по доставке материальных грузов, на одном из участков трассы, которая проходила в нескольких метрах от горной реки, машина, которую вел Алексей, загорелась. Боевые товарищи Вашего сына быстро потушили огонь, стали искать Алексея, но поиски окончательных результатов не дали. Были обнаружены только документы и письма. Постоянно, со дня гибели Вашего сына, солдатами и офицерами нашей части велся поиск Алексея на всем протяжении трассы. Тело Вашего сына было обнаружено 30.10.84 в русле горной реки, в двух километрах от места взрыва..."
       Был захоронен и этот гроб. Это исключительный случай, когда в одной могиле покоятся два гроба.
Посмертно рядовой Самородов награжден орденом Красной Звезды. Родители Алексея, Тамара Сергеевна и Анатолий Алексеевич, живут в Екатеринбурге.


ДВАЖДЫ НЕ ВЕРНУВШИЙСЯ

       Тамара Сергеевна и Анатолий Алексеевич Самородовы дважды пережили потерю сына. Вскоре после похорон страшная весть вновь постучалась в их дом...

"Мы не могли поступить иначе"
       Из скорбного списка наших земляков, павших в Афганистане, судьба Алексея Самородова, быть может, наиболее драматична. Дважды «Черный тюльпан» приземлялся на уральскую землю с «Грузом 200», где значилось имя рядового А. Самородова. Дважды будет проходить скорбный обряд. Первый раз – всенародно, по-людски. Второй – почти тайно, скрытно от мамы солдата и других людей. Афганская война порой не щадила русских мальчишек и за той чертой жизни. Только через два с половиной года Тамара Сергеевна узнает истину. Узнает случайно – от женщины-сторожа на кладбище, не пожалевшей мать солдата. потрясенная услышанным, она придет домой, чтобы после признания мужа испить свою чашу страдания до
конца. Но тогда, в октябре 1984 года, Анатолий Алексеевич не мог, не имел права открыть всю правду жене. Иначе... «Иначе вы потеряете и свою жену: она не выдержит удар», - сказал ему генерал, военный комиссар Свердловской области. Вызванный в областной военный комиссариат, Анатолий Алексеевич поразился тому, сколь много старших офицеров должно было присутствовать при разговоре о надгробии. И среди них – майор, резко отличавшийся от остальных отнюдь не мирным ухоженным видом. Когда военком открыл настоящую причину, он едва не потерял сознание, не смог даже прочитать сопроводительное письмо командира 1003-го отдельного батальона материального обеспечения 108-й мотострелковой дивизии подполковника Юрчака. Видя состояние отца погибшего солдата, генерал стал читать сам: «Алексей Самородов совершал марш в составе колонны по доставке материальных грузов. На одном из участков трассы, которая проходила в нескольких метрах от горной реки, машина, которую вел Алексей, подорвалась на фугасе, установленном мятежниками. От взрыва машина загорелась. Боевые товарищи вашего сына быстро потушили огонь, стали его искать, но поиски окончательных результатов не дали. Были обнаружены только документы и письма. Постоянно, со дня гибели вашего сына, солдатами и офицерами нашей части был организован поиск Алексея на всем протяжении трассы. Его тело было обнаружено 30 октября 1984 года в русле горной реки, в двух километрах от места взрыва. Тамара Сергеевна и Анатолий Алексеевич! Обнаружив тело вашего сына, мы не могли поступить иначе, не доставив его на Родину. Мы скорбим вместе с Вами, так как от нас ушел боевой товарищ и друг. Он навсегда останется в нашей памяти как смелый и сильный воин, до конца выполнивший свой воинский долг». К войне не подходят с мерками мирного времени. Там, где от огня корежит и металл, а смерть таится за выступами скал и на серпантинах горных дорог, случались роковые ошибки в опознании человеческих останков. Это тоже горькая правда афганской войны. По прошествии двадцати лет после тех драматических событий Анатолий Алексеевич говорит: «Спасибо Командиру части. Офицер оказался порядочным человеком. В части могли легко избавиться от тела Погибшего солдата, чтобы не наживать себе возможные неприятности, но на это не пошли». Окаменевшая от мороза ноябрьская земля с трудом поддавалась лопатам. Выставленные в оцеплении солдаты не пропускали посторонних на кладбище. Государство, посылавшее молодых парней на войну, лишней огласки не желало. А почерневшей от горя матери представители военкомата сказали: «Вашего сына мы перезахороним на почетное место – в центр кладбища». Она уехала домой, потому что не могла видеть действо, нестерпимое материнскому сердцу. Погребение проходило без нее. Так и лежат в одной могиле два цинковых гроба с афганской войны. Одно лишь утешение родителям: их сын Алешенька - Здесь, рядом, спит вечным сном. Память о нем – самое святое в их жизни.

Иди и служи
       Если бы начальство видело... Мальчик управлял рычагами бульдозера, и ничего, справлялся. А потом пересел на немецкий кран, уверенно занимаясь погрузкой-разгрузкой. Но начальство на стройке Нефтепровода «Дружба», который в семидесятых годах прошлого столетия тянули от Мичуринска до Бреста, на участки трассы наведывалось нечасто. И крепкий рабочий люд жил по своим законам. Супруги Самородовы три года работали на знаменитой всесоюзной стройке. А сын Алеша жил с бабушкой в Свердловске, приезжал к родителям на каникулы. Смышленый мальчишка тянулся к технике, которой на стройке было предостаточно. Мужчину воспитывают делом, считал отец. Он не боялся доверять мальчишке сложные механизмы. Уже потом, когда взрослый сын будет в качестве помощника машиниста электровоза водить грузовые составы до Шали, мать спросит его: «Леша, а если у вас произойдет авария? Ты сможешь все исправить?» «Ты что, мама! - отвечал сын. – Конечно же, все сделаю». Две страсти занимали сердце мальчика. Любовь к технике и животным. Немецкая овчарка Рица был другом Алеши, как и два лиса, живших в клетке. Сколько раз Анатолий Алексеевич наблюдал, с какой лаской заботился о них маленький сын. Сам в своем послевоенном детстве воспитывавший случайно найденного волчонка, он и Алешу подговорил упросить маму купить собаку. Когда же Рицы не стало, в семье была драма. Нет, жалость не унижает будущего мужчину. С отличием окончив ПТУ № 61, Алексей работал в локомотивном депо станции Свердловск-Сортировочный. Его желание Выучиться на водителя поддержки у руководства не встретило. Не привыкнув отступать, юноша переводится в колесный цех, чтобы вечерами учиться в автошколе ДОСААФ. Впереди была армейская служба, и он мечтал о танках. Это сегодня целая информационно-правовая индустрия работает на то, чтобы увести юношу от Службы в армии. А в те далекие 80-е Анатолий Алексеевич сам желал, чтобы сын честно отслужил, стал настоящим мужчиной. Так всегда было на Руси. И бывший военный водитель 54-й общевойсковой армии Туркестанского военного округа Анатолий Самородов, отслуживший 4,5 года на Кушке и в Марах, что Недалеко от Афганистана и Ирана, твердо сказал Алексею: «Иди и служи». Хотя знал, что у сына была язвенная болезнь, и отсрочка от призыва полагалась по здоровью. Но прошедший полный курс лечения, крепкий и спортивный юноша даже думать об этом не хотел. Он скрыл диагноз от врачей на призывной комиссии, желая одного – служить Отечеству. Так тогда воспитывали. И кто виноват?

Из Грозного в Баграм
       Северный Кавказ очаровывал расцветающими тюльпанами и упоительным горным воздухом, не знакомым мальчишке с промышленного Свердловска. На Урале еще во многих местах лежал снег, а здесь природа буйствовала весенними красками, одевая листвой красивые и широкие улицы Грозного, где шумели богатые базары и улыбались друг другу люди. Сын писал из учебной части: «Здесь нас будут учить хорошо водить машину. 9 мая мы приняли присягу и уже живем как настоящие солдаты. Народ в Грозном одевается богато, у каждого своя машина и кирпичный дом, не то что наши квартиры-«клетушки». Недавно были на полевом выходе, жили в палатках около деревни. Люди давали нам конфеты, пряники, вафли». Родители радовались успехам сына в службе, который прислал им почетную грамоту, врученную командиром. Сын сообщал: «Нам дали новые машины «Урал», снятые прямо с консервации. Мы были инструкторами во время недавнего 500-километрового марша. Скоро отправка в войска».

На афганских дорогах
      В семье Самородовых хранится снимок военной колонны на марше, сделанный замполитом автороты за 5 минут до подрыва КамАЗа, которым управлял Алексей. Горная дорога, зажатая скалой и быстрой рекой. Не сойти, не свернуть в сторону. Вскоре из-за дальнего скального выступа появится машина рядового А. Самородова, которая подорвется на итальянском фугасе. Если б возможно было остановить время...

Один день и вся жизнь
       Прошло уже больше двадцати лет с того рокового дня. Не дождалась с войны своего любимого внука его бабушка Пелагея Алексеевна, которая умерла в возрасте 90 лет в 1999 году. Осиротели и стали инвалидами II группы Тамара Сергеевна и Анатолий Алексеевич, который пережил инсульт и каждый год лечится в Свердловском областном клиническом психоневрологическом госпитале для ветеранов войн. Он очень благодарен коллективу врачей этого уникального медицинского учреждения, возглавляемого Семеном Исаакиевичем Спектором. Они, по сути, вернули к жизни отца погибшего солдата. «Большое спасибо Директору акционерного общества «Таганский ряд» Виктору Тестову и его соратникам за ежемесячную материальную помощь, ведь мы с мужем живем на лекарствах, да и квартплата за трехкомнатную квартиру для нас немалая, - говорит Тамара Сергеевна. – Сотрудники «Таганского ряда» – обходительные и внимательные люди, которые не оставляют нас наедине с бедой, приглашают на памятные даты, связанные с Афганистаном. Если что-то обещают, то обязательно все возможное сделают, помогут, никогда не обманут».
Неумолимо время, но для Тамары Сергеевны и Анатолия Алексеевича оно словно остановилось. остановилось в тот момент, когда из-за скального выступа должен показаться КамАЗ, в котором за рулем их сын Алеша. Для родителей вот уж двадцать лет эта колонна все идет и идет по афганской дороге. И не ойти, не свернуть в сторону.
Ирина МАЙОРОВА
Просмотров: 1386 | Добавил: 250 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Календарь
«  Февраль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Copyright MyCorp © 2021
    Конструктор сайтов - uCoz